Пропустить навигацию.

Англия XIX

Раньше, чем в других странах Европы, утверждается капиталистический общественный уклад в Англии. Быстрые темпы развития капитализма в первые десятилетия 19 в. обусловили обострение классовых противоречий, волны народных возмущений. Отзвуки Великой Французской революции 1789—1794 гг., луддитские восстания, ирландские мятежи, чартистское движение насторожили правящие круги Англии, с нетерпимостью отвергавшие проявления свободомыслия и демократии. Подвергались травле либо замалчивались творения наиболее талантливых прогрессивных деятелей культуры. Был вынужден покинуть родину величайший поэт Англии Байрон, остались недооцененными поэзия Шелли и Китса, живопись Констебла, вошедшие в золотой фонд мировой культуры.

Живопись
На первые десятилетия 19 в, приходится завершающий этап начавшегося в середине 18 в. расцвета английского искусства. Но если в 18 в. ведущее место в живописи принадлежало портрету, то в 19 в. его занимает пейзаж, значительно опережающий развитие этого жанра на континенте. Зародившийся в творчестве Гейнсборо лирический пейзаж получил свое развитие в конце 18 — начале 19 в. в искусстве художников реалистического направления.

Констебл. Подлинным новатором в создании реалистического пейзажа 19 в. был Джон Констебл (1776—1837). Демократизм и глубина чувств сочетаются в его творениях с поэтичностью и правдивостью. Он воспевал родную природу, словно наполняя светом и воздухом пространство картин и этюдов, передавая динамику неба, свежесть зеленой листвы деревьев и травы, неразрывную связь природы и человека.
Констебл родился в Суффолке в семье мельника. Живописные берега реки Стур, серебристые ивы, водяные мельницы были первыми сильными зрительными впечатлениями будущего художника, неоднократно возвращавшегося к ним впоследствии. С большим трудом преодолев все препятствия, Констебл в 1799 г. поступил учиться в Королевскую Академию художеств в Лондоне. С первых же самостоятельных творческих шагов обнаружилось его стремление к правде жизни, к реальной природе, но жажда знания приводит его к изучению мастерства старых художников. Некоторое время он пишет пейзажи в духе голландских и французских пейзажистов 17 в., пытаясь совместить непосредственность восприятия натуры с традиционными схемами пейзажа. Таков «Вид Дэдхемской долины» (1809, Лондон, Национальная галерея), исполненный не без воздействия живописи Клода Лоррена, но уже несущий отпечаток индивидуальности автора, который добивается удивительной свежести колорита, метко схватывая характерные особенности природы Англии. В одном из писем времени пребывания в Академии Констебл признавался: «Эти два года я провел среди произведений живописи и брал правду из вторых рук... скоро я вернусь В Берхольт, буду писать этюды с натуры и искать манеру простую, лишенную всякой вычурности».

Констебл. Вид на собор Солсбери с реки

Овладев мастерством, художник вновь возвращается к изучению и непосредственным наблюдениям натуры, к поискам собственного художественного языка. Он предпринимает путешествие на север Англии, в Шотландию — «страну озер», делает зарисовки пейзажных мотивов, точно «портретирует» отдельные деревья. Он пишет с натуры этюды в Дэдхемской долине, в Солсбери и других местах Англии, впервые утверждая необходимость работы на открытом воздухе, закладывая тем самым основы пленэрной живописи. По художественным достоинствам его большие по размеру, вдохновенно и свободно написанные этюды могут занять место рядом с законченными картинами. Громадное значение придавал Констебл изображению неба в разное время дня и различную погоду, улавливая его тончайшие оттенки, динамику облаков, влажность атмосферы, свежесть воздуха.

Долгий период исканий завершается к 1820-м гг. Наступает пора творческой зрелости, время создания таких выдающихся картин пейзажной живописи, как «Телега для сена» (1821, Лондон, Национальная галерея), «Прыгающая лошадь» (1825, Лондон, Королевская Академия), «Хлебное поле» (1826, Лондон, Национальная галерея), утверждающих красоту и значительность жизни природы, эпическое величие повседневного реального мира. Динамичность и целостность в них достигнуты энергичной кладкой краски, живописью, плотной, поражающей богатством и насыщенностью множества оттенков.

Констебл. Телега для сена

Поэтичность и непосредственность восприятия отличают композицию «Телега для сена». Художник словно включает зрителя в открывающийся перед ним залитый солнечным светом мир. Движение упряжки лошадей, переходящих вброд реку, направляет взгляд от переднего плана вглубь, к уединенной ферме, высоким раскидистым ивам, далеким лугам, где видны фигурки работающих косцов. Глубина постижения жизни, демократизм, присущие этой картине Констебла, не были поняты в Англии. Но выставленная во французском Салоне 1824 г. вместе с другими пейзажами художника «Телега для сена» произвела неизгладимое впечатление на передовых деятелей культуры Франции, и прежде всего на Эжена Делакруа. «Констебл говорит, что превосходство зелени его лугов объясняется тем, что зеленый цвет представляет собой сложное сочетание множества различных оттенков зеленого. То, что он говорит о зеленом цвете для лугов, применимо ко всякому другому тону»,— записал Делакруа в «Дневнике», отметив новаторский прием Констебла в изображении природы.
Полон стремительной динамики пейзаж «Прыгающая лошадь», компактно построенный, пронизанный ощущением полноты бытия, уходящего в даль простора, порывистого ветра, сгибающего деревья, клубящихся облаков. Все тончайшие оттенки палитры использовал художник для воспроизведения своеобразия английской природы, ее величия и красоты. Свободное от шаблонов, правдивое искусство Констебла указало пути дальнейшего развития реалистического пейзажа в Европе.
В то время как Констебл, верный жизненной правде, находил лишь отдельных ценителей своего искусства в Англии, другие художники, определявшие художественные вкусы буржуазной публики, пользовались широкой известностью. Официальное признание получили мастера условного, отвлеченного романтического направления.

Тернер. Особое место в английской пейзажной живописи занимает Джозеф Уильям Тернер (1775—1851), глубоко эмоциональное искусство которого намного опередило свое время.
Вслед за Констеблом этот художник был прежде всего предан правде жизни. Но в его творчестве в значительно большей мере обнаружились романтические тенденции. Его пейзажи, полные контрастов света и цвета, свободно и широко написанные, иногда дополняются мифологическими или историческими сценами или персонажами — «Улисс и Полифем» (1828— 1829, Лондон, Национальная галерея). Причем чаще всего человек в них оказывается во власти враждебных сил стихии.

Красотой и насыщенностью колорита отличаются пейзажи Тернера, полные драматического мироощущения, такие, как, например, «Последний рейс корабля «Отважный» (1838, Лондон, Национальная галерея). Позднее его восприятие природы становится более острым, эмоциональным, проявляясь в выборе соответствующих сюжетных мотивов или состояний природы, в стихиях особенно привлекали его вода и свет. В картине «Дождь, пар и скорость» (1844, Лондон, Национальная галерея) художник стремился передать врывающийся сквозь туман свет, который освещает вагоны, дым, дождь, поезд. Решая эти и подобные им сложнейшие задачи, Тернер иногда превращает свои композиции в феерические зрелища, где потоки краски сливаются в утонченные цветовые гармонии, а предметы почти утрачивают черты реальности — «Китобойные суда» (1845, Лондон, галерея Тейт).

Тернер. Китобойные суда

В совершенстве владея техникой акварели, художник добивается легкости и прозрачности водяных красок, сквозь которые просвечивает тон белой бумаги. В поздних работах Тернера появляются образы отвлеченной символики.
С установлением окончательного господства буржуазии, примерно к 40-м гг. 19 в., характер английского искусства меняется, эволюционируя в сторону отрешенности от жизненных проблем. В нем нарастают черты упадка, длительная полоса которого наступает уже с середины 19 в.