Пропустить навигацию.

Древнее царство

(30—23 вв. до н. э.)


Расцвет искусства Древнего Египта начался с 3 тыс. до н. э., после объединения страны. Во главе государства стал фараон-деспот, широко использовался рабский труд. Укрепление неограниченной власти правителя, его обожествление приобретали все более широкий размах. Фараоны, сочетавшие свои полномочия с саном верховного жреца, объявили себя сынами солнца - Ра. Умерший фараон отождествлялся с Осирисом, в основе почитания которого лежало обожествление древних представлений о ежегодно умирающих и воскрешающих силах природы. В связи с обожествлением фараона, считавшегося духом – покровителем страны, усложнился характер ритуалов.


Дальнейшее развитие приобрел древний заупокойный культ. Египтяне веровали, что человек наделен несколькими душами. Одной из душ они считали двойник («ка»), соединение с которым означало дальнейшую жизнь. Статуи умирающего как бы заменяли собой тело, подверженное тлению, чтобы душа могла вернуться для воссоединения с двойником. Поэтому скульптура Древнего Египта, с самого возникновения связанная с заупокойным культом, тяготела к точному портретному изображению.
Умерший, помещенный в гробницу, как бы переселялся в новый дом, продолжая нуждаться в пище и жилье.

Архитектура
С 3 тыс. до и. э. в связи с культом фараона началось возведение первых гигантских гробниц. Они состояли из подземного помещения, куда ставились саркофаг и все предметы, которые считались необходимыми умершему, и мастабы — надземного холма, облицованного кирпичом или известняковыми плитами. В нарастающей грандиозности устремленных вверх гробниц фараонов III династии сказалось непоколебимое желание возвеличить в веках жизнь правителя, противопоставить зыбкости и непостоянству земной жизни идею вечности жизни загробной.
Архитектура гробниц и храмов заняла в искусстве Египта ведущее положение, остальные виды искусства, дополняя ее, образовали единый и неразрывный комплекс.
Поиски наиболее совершенной и грандиозной формы гробницы видны в усыпальнице-пирамиде фараона Джосера в Саккара (28 в. до н. э.), которая достигала в высоту более 60 м и состояла из семи убывающих кверху мощных ступеней, сложенных из каменных блоков. Зодчий Имхотеп, создатель этого сооружения, возвел пирамиду посреди сложного ансамбля дворов и храмов. Он выделил ее среди окружающих строений, сообщив ей движение кверху. Однако здесь еще не были достигнуты та ясность и простота, тот ничем не сдерживаемый плавный подъем ввысь, которые выражены в пирамидах фараонов последующей, IV династии.
Одним из «семи чудес света» назвали пирамиды фараонов Хуфу (Хеопса), Хафра (Хефре-на) и Менкаура (Микерина, 27 в. до н. э.), высящиеся в Гизе.

Пирамиды в Гизе. Египет


В сознании людей последующих поколений они отождествлялись со всем искусством Египта, с природой и обликом этой страны. Возведенные из светлого камня среди пустыни, они поражают своими размерами, суровостью и строгостью. Их образ воплотил в себе величие и дерзновенную смелость человеческого замысла противопоставить векам деяние своих рук и разума. Огромная масса пирамид, сложенных из мощных каменных блоков, подчинена чрезвычайно простой и ясной мысли. Каждая из пирамид представляет собой в плане квадрат, а стороны ее — равнобедренные треугольники. При ослепительном солнце падающие резкие и четкие тени еще больше подчеркивают рациональную ясность этих сооружений, простота которых порождена не бедностью фантазии, а огромным мастерством обобщения, откристаллизовавшимся веками.
Наиболее грандиозная из трех — пирамида Хеопса, выстроенная под руководством зодчего Хемиуна. Ее высота около 147 м, длина стороны основания — 233 м. О том, сколько сил при примитивности технологий того времени было затрачено на это сооружение, свидетельствует описание Геродота, где говорится, что тысячи людей строили десять лет дорогу для подвозки каменных плит, а потом двадцать пять лет — пирамиду. Она сложена из двух миллионов трехсот тысяч блоков весом каждый от 2,5 до 30 тонн. Вся поверхность пирамиды Хеопса была облицована гладкими известняковыми плитами, придававшими ее облику особую кристальную ясность. Внутри находились лишь небольшая ка-мера,Ця5пицованная гранитом, где помещался саркофаг с мумией, ведущие к ней коридоры, узкие каналы для вентиляции. Таким образом, пирамида представляла собой гигантский каменный массив, воздействующий особенно сильно своей формой и размерами с далекого расстояния.
В гордом облике совершенных, четких по формам архитектурных памятников воплощалась идея бессмертия, чуждости всему зыбкому и непостоянному, мощи и деспотизма неограниченной власти фараонов.

Пирамиды в Гизе составляли часть грандиозного ансамбля. В него входили заупокойные храмы, строгие по своей планировке, четкие и спокойные по своим ритмам. Гигантская фигура сфинкса, стоящая на прямой оси, ведущей к пирамиде Хефрена, дополняет ансамбль. Она сочетает строгий лик фараона с туловищем льва. Высеченный из массива единой скалы сфинкс с широко открытым взглядом, устремленным в пространство, не видящим ничего земного, словно утверждал идею вечного покоя противостоящих векам гробниц. Необычайное чувство камня, его фактуры и декоративных особенностей проявилось и в отделке мощных столбов заупокойных храмов, в умении сочетать красочные эффекты поверхности диорита и гранита, отполированных до блеска.

Скульптура
Неотъемлемую чисть храма и гробниц составляли статуи фараонов, знати, придворных писцов. Культовое назначение статуй определило выполнение их в рамках строжайших канонов. Люди изображались в однообразных, спокойных, полных неподвижного величия и устойчивости позах, словно застывшими в веках. В большинстве случаев — это либо стоящая фигура с выдвинутой вперед левой ногой, либо фронтально сидящая фигура с руками, прижатыми к торсу. И вместе с тем скульптуры Древнего царства отличаются острым реализмом, подчас наделены огромной внутренней энергией. По представлениям древних египтян ритуальные портретные статуи были олицетворением двойника умершего. Поэтому мастера стремились передать в них и максимальное сходство, и в то же время выразить свои представления об идеальном образе. Жизненная сила и наблюдательность присущи индивидуализированным лицам портретируемых, яркая раскраска, инкрустация глаз горным хрусталем и эбеновым деревом еще более оживляли эти лица. Статуя сидящего с поджатыми ногами писца Каи (сер. 3 тыс. до н. э., Париж, Лувр), выполненная из известняка, с внимательным взглядом больших, словно жаждущих приказа блестящих глаз и плотно сжатыми губами, поражает остро выраженной портретностью.


Статуя царского писца Каи


Деревянная статуя вельможи Каанера (сер. 3 тыс. до н. э., Каир, Египетский музей), опирающегося на посох и величественно несущего свое тучное тело, отличается такой правдивостью и индивидуализацией, что рабочие, нашедшие ее при раскопках, назвали статую «сельским старостой».

Статуя вельможи Каапера


Несмотря на то что каноны обусловливали определенность и скованность поз портретов, бесстрастность выражения лиц, мастера сумели в эти недвижные статуи внести подлинную достоверность жизни. Часто в гробницах встречаются семейные портреты. Простота обобщенных форм, благородное совершенство исполнения присущи парным статуям Рахотепа и его супруги Нофрет (первая половина 3 тыс. до н. э., Каир, Египетский музей). Они сидят на жестких кубических тронах, разъединенные друг с другом не только расстоянием, но и направлением взглядов, устремленных прямо перед собой. По традиции, мужская статуя раскрашена красно-коричневой краской, женская — желтой, волосы — черной, одежды — белой. Неподвижные, лаконичные образы человечны, полны обаяния, чистоты и просветленной ясности. Портреты фараонов, стоящих внутри гробниц и храмов, поражают жизненной силой и в то же время в них передано ощущение массы каменного блока, из которого высечены статуи. Позы их каноничны. Левая нога выставлена вперед, словно они медленно совершают свой первый шаг в вечность. Сидящие статуи построены по принципам симметрии и равновесия, часто они полны внутреннего напряжения, подобно властному фараону Хефрену (первая половина 3 тыс. до н. э., Каир, Египетский музей), застывшему в гордом величии под охраной сокола — Гора, распростершего над ним свои жесткие крылья.

Важную роль играли рельефы и росписи, выполненные на стенах гробниц и храмов и также связанные с заупокойным культом. Их назначение определялось желанием прославить могущество погребенного владыки и обеспечить ему благоденствие в загробной жизни. Рельефы и росписи располагались с таким расчетом, чтобы утвердить плоскость стены, подчеркнуть лаконизм и строгость архитектурного образа в целом. Этим объясняется отсутствие многопланового глубинного построения, развертывание повествования фризами по стене, специфическое изображение фигур. Фараон и боги изображались выше других людей. Условность в расцветке и в построении рельефов была связана с длительным художественным отбором образов, установившимися канонами; египетские мастера выбирали наиболее острые и характерные точки зрения на предмет, сочетая их едино. Сами рельефы обычно плоски, они почти не выступают над поверхностью стены. Древние египтяне применяли две техники рельефа — барельеф и врезанный рельеф с углубленным контуром, сближающие их с росписями. Силуэт фигур всегда ясен и графичен, человек изображен так, что видна ширина плеч, показанных в фас, и мускулистая стройность ног, повернутых в профиль. Так, в деревянном рельефе, изображающем зодчего Хесира (нач. 3 тыс. до н. э., Каир, Египетский музей), весь облик — могучие плечи, развернутые по традиционной схеме во всю ширь, узкие бедра, показанные в профиль, густая грива волос, смелое и гордое лицо — усиливает ощущение необычайной внутренней силы этого человека, красоту и ритмичность его упругого движения. Тонкая моделировка еле уловимых объемов придает рельефу особую завершенность, смягчает жесткость силуэта.

Принцип фризового развития сюжета типичен для рельефов Древнего царства. Он помогает художнику воссоздать сцену за сценой, различные бытовые эпизоды, развертывающиеся во времени. Повторение одинаковых, идущих вереницей фигур в рельефе из мастабы Ахутхотепа, расположенных друг под другом, словно строка за строкой, дает почувствовать медлительную плавность и значительность торжественного шествия, словно направленного в вечность, ритмическую красоту ритуального танца.

Роспись и художественное ремесло
Та же чистота линий, та же сдержанность и спокойная ясность ритмов и колоритическая гамма, что и в рельефах, прослеживается в росписях Древнего царства. Например, в росписях из гробницы зодчего Нефермаата в Медуме (27 в. до н. э., Каир, Египетский музей), сочных и чистых по сочетаниям цветов. В росписях стен применялись обычно золотистые, оранжево-красные, зеленые, синие и бирюзовые краски, нанесенные на сухую поверхность. Часто специальные углубления заполнялись цветными пастами, похожими на инкрустацию. Обобщенные контурные линии подчеркивали плоскость стены, монументальную целостность ансамбля.

Роспись гробницы в Медуме


Широкое развитие в это время получили художественное ремесло и мелкая раскрашенная пластика. Ювелирные изделия из драгоценных камней — малахита, бирюзы и сердолика, деревянная мебель, украшенная золотом, сочетали яркую красочность с гармонией и строгой простотой форм, свойственной всем изделиям Древнего царствам. Великолепна по своей обобщенности и пластичности голова сокола (Каир, Египетский музей), увенчанная царственной короной, выполненная из золота и черного обсидиана, отполированные куски которого дают ощущение живых и ярких птичьих глаз. Искусство Древнего царства в каждом своем проявлении достигло высоких результатов. Все особенности образного миропонимания, характерные для древнеегипетской культуры, были заложены в это время.