Пропустить навигацию.

Конец 18 в. - начало 19 в.

Буржуазная революция 1789 г. открыла новый период в истории Европы и вместе с тем новый этап в развитии искусства. Свершившаяся во Франции буржуазная революция запоздала по сравнению с Англией, но по результатам своим была более значительной, так как принесла полную победу буржуазии над феодальным обществом. Огромную роль в деле подготовки революции играло искусство, и прежде всего сформировавшийся в предреволюционные годы классицизм.
В нем нашли выражение непреклонная революционная энергия, страстная вера лучшей части французского общества в справедливость, равенство и счастье. Обращение к гражданственным идеалам античности, свойственное классицизму, помогло создать иллюзии о всеобщности идеалов, за которые шла борьба, «скрыть от самих себя буржуазно-ограниченное, содержание своей борьбы, чтобы удержать свое воодушевление на высоте великой исторической трагедии».

В годы революции широкое распространение получила графика, отображающая ход исторических событий, а также сатирический народный лубок (раскрашенные гравюры), часто обращающийся к яркому образному языку символов. Революция выдвинула новый вид массового искусства — декоративное оформление революционных празднеств, являвших собой своеобразный синтез различных искусств. Участники праздников одевались в античные тоги, шествия сопровождались танцами и песнями, в которых стихийно прорывалось народное творчество. В это время рождаются «Марсельеза» Руже де Лиля, грозная, исполненная революционного пафоса «Карманьола», романтически взволнованный марш Госсека.

Живопись
Революционное правительство умело использовало агитационную силу искусства. Выдвигается требование «довести его до хижин» — сделать достоянием народа. Создаются музеи искусства Франции. Новое, революционное искусство развивалось в упорной борьбе с Королевской Академией, которая в 1793 г. была упразднена по постановлению Конвента.

Давид. Громадное воздействие на развитие французского искусства оказал Жак Луи Давид (1748—1825) — основоположник революционного классицизма. Это был художник больших идейных устремлений, ярких творческих завоеваний, блестящий организатор художественной жизни страны того времени. Выходец из буржуазной среды, Давид принадлежал к числу активных участников революции. Он был членом Конвента, другом Робеспьера, голосовал за казнь короля. Его деятельность началась до революции. Целеустремленный, энергичный, волевой, Давид трижды выставлял на конкурс свои работы и все же добился академической премии для поездки в Италию.
Ранние произведения Давида исполнены в традициях академической школы. Под воздействием классических образцов искусства античности и Возрождения, под руководством Вьена, одного из ярых приверженцев античности и «строгого стиля», творческое лицо Давида резко меняется. Он отказывается от мифологических тем и обращается к древнеримской истории. С другой стороны, большое место в его творчестве занимает портрет.

Давид. Клятва Горациев

В своих исторических картинах, созданных до революции, Давид прославлял героев, жертвующих личным благом во имя общественного долга. Таким образом, он призывал к подвигу, к самоотречению во имя отечества, к мужеству и доблести, идеал которых видел в античности. Герои Давида — бесстрашные стоики. Они не дрогнут перед лицом смерти.
Картина «Клятва Горациев» (1784, Париж, Лувр) ярче всего воплощает принципы революционного классицизма. Она раскрывает непримиримые и трагические противоречия между гражданским долгом и личными чувствами людей. Сюжет картины заимствован из древнеримской легенды. В период борьбы Рима с Альба-Лонгою трем римлянам, братьям из рода Горациев, предстояло пойти на смертельный поединок, чтобы решить исход распри между враждовавшими городами. Противники Горациев — друзья их детства. Один из них помолвлен с сестрой Горациев. Отправляясь на смертельный бой, братья дают клятву отцу защитить отечество. Непоколебимы и решительны они в своем благородном порыве, подчеркнутом единством широких энергичных жестов. Отец благословляет их на подвиг.

Герои Давида свободны от противоречий и сомнений. Их страсти подчинены воле и разуму. Они идут на бой, веря в торжество справедливости. На втором плане справа — группа плачущих женщин; они лишь оттеняют и дополняют лейтмотив — все личное должно быть принесено в жертву гражданскому долгу. Идея произведения выражена с предельной наглядностью и лаконизмом. Трехчастное деление архитектурного фона с тосканскими колоннами подчеркивает смысловое разделение композиции. Сжатое пространство, барельефное построение, спокойно-размеренный ритм способствуют выявлению сурового героического характера. Главные средства художественной выразительности при создании образов: ясный и лаконичный жест, строгий подчеркнуто-энергичный рисунок, четкая светотеневая моделировка, цвет, дополняющий характеристики, сообщают удивительную цельность общему решению.
Стремительно развивающиеся революционные события, подъем народного движения дали новые мощные импульсы творчеству Давида. Сфера деятельности художника расширяется. Он оформляет революционные праздники, создает эскизы костюмов республиканцев, становится организатором и руководителем художественной жизни страны. За ним следует творческая молодежь. В это время Давид отказывается от тем античной мифологии, истории, аллегоризма и обращается к современности.
Идея гражданственности получает раскрытие в образах передовых людей того времени.

Одно из крупных начинаний Давида — многофигурная композиция «Клятва в зале для игры в мяч» (картина осталась незавершенной, судить о ней можно по эскизу, выставленному в Салоне 1791 г. и хранящемуся в Лувре). Она посвящена событию исторической важности — собранию депутатов 20 июня 1789 г., выдвинувшему требование новой конституции, и вместе с тем словно воплощает символ единства нации, устремленной к свободе, равенству, братству. Композиция полна пафоса и революционного подъема, включает ряд ярких портретов современников. В этой массовой сцене движение всех собравшихся направлено к центру, где стоящий на возвышении председатель собрания Бальи читает клятвенную присягу. Взволнованные, воодушевленные представители народа как бы вторят клятве. Логика построения, ритмическая повторяемость одного и того же жеста сближают эту композицию с предреволюционными классицистическими картинами Давида. Динамика и характерность действующих лиц придают ей более живой характер, хотя обилие подробностей и лишает композицию той силы и цельности, которыми обладала «Клятва Горациев».

Революция рождала не только пафос и героизм. Она была чревата трагическими событиями. Откликом на них явилась несохранившаяся до наших дней, но дошедшая в гравюре Тардье композиция, изображающая гибель Лепелетье, который голосовал за казнь короля и был убит роялистом. Обращаясь к образу современного политического деятеля, Давид стремился сблизить его с античным героем. Он располагает полуобнаженную фигуру Лепелетье в ракурсе, который смягчает неправильные черты лица, наделяет его классическими пропорциями, повышает пластическую выразительность форм тела.

Давид. Смерть Марата

Героический реализм Давида достигает высшего выражения в картине «Смерть Марата» (1793, Брюссель, Музей современного искусства). Она была написана по непосредственному впечатлению от той обстановки, в которой художник видел в последний раз друга народа. Историческая достоверность сочетается здесь с эмоциональной насыщенностью образа. Давид создал произведение, уподобленное величественному и строгому монументу. Больной Марат был убит в ванне, которую принимал по назначению врача, в то время когда он читал предательское письмо убийцы — Шарлотты Корде. Ванна и драпировка ткани, свешивающейся крупными складками, воспринимаются как античный саркофаг, чурбан, на котором стоит чернильница,— надгробием с надписью: «Марату—Давид».
Черты убитого носят портретный характер, хотя изменены выражением скорби и страдания. Темный фон, резкий свет и четкая устойчивая светотеневая моделировка усиливают чувство отрешенности от всего случайного. Художник монументализирует образное решение, подчеркивая его лаконизм и героику, его драматическую выразительность.

Давид. Автопортрет

К лучшим творениям Давида относятся портреты революционной поры, в том числе «Автопортрет» (1794, Париж, Лувр). С именем Давида традиция связывает портрет «Зеленщицы» (ок. 1795 г., Лион, Музей). Ее проницательный взгляд, собранность, готовность к действию, к борьбе сообщают ей черты ярко типического образа женщины из народа. Исполненный с натуры, острохарактерный набросок «Королева Мария Антуанетта перед казнью» (Париж, Лувр) граничит с сатирой и беспощадно развенчивает ненавистную французскому народу высокомерную австриячку.
После термидорианского переворота и казни Робеспьера Давиду пришлось отречься от своих политических убеждений, отказаться от общественной деятельности. Характер его искусства меняется. Разочарованный поражением революции, утратив веру в борьбу за справедливость, художник уходит в мир идеальной красоты. Его примиренческие настроения нашли выражение в картине «Сабинянки останавливают битву между римлянами и сабинянами» (1799, Париж, Лувр) — образце мастерского, но холодного, классицистического искусства начала 19 в.

Не становятся более живыми тематические полотна Давида, созданные в период консульства и империи, когда он получает звание первого живописца императора. Изображая события современности, Давид вынужден был писать Наполеона в огромных театрально-декоративных композициях. Его «Портрет Бонапарта на перевале Сен-Бернар» (1800, Версаль, Музей), где Бонапарт изображен на вздыбленном коне среди снегов и непогоды, патетичен чисто внешне. И все же отдельные портреты в картине «Коронование императора и императрицы» (1806— 1807, Париж, Лувр), «Портрет мадам Рекамье» (1800, Париж, Лувр) с его возвышенным поэтическим строем и чистотой классического стиля не исключают точного наблюдения натуры.
Правдивы и поздние портреты («Портрет старика», Антверпен, Музей и др.), исполненные Давидом в изгнании, в Брюсселе. Там поселяется стареющий художник после разгрома наполеоновских армий и реставрации Бурбонов, которые не могли простить ему преданности Наполеону и особенно того, что во времена революции якобинец Давид был другом Робеспьера и голосовал за казнь Людовика XVI.

Архитектура
В архитектуре революционных лет усугубляются те тенденции, которые четко выявились во второй половине 18 в. Получает дальнейшее решение проблема городского ансамбля. Сооружаются общественные здания, утверждаются простые, ясные конструктивные формы.

Леду. Основы нового классицистического направления ярко выразил в своем творчестве Клод Никола Леду (1736—1806). Широта его планировочных замыслов, суровая простота форм сооружений отвечали духу 1790-х гг. Леду шел от классики, но в то же время смело ломал ее каноны, отказывался от декоративных деталей и украшений. Основное значение в его архитектуре имели суровые геометрические объемы, подчеркнутые контрастными сопоставлениями и мощной каменной кладкой. Леду создал проект промышленного города Шо при соляных рудниках и частично его осуществил. В основу планировки он положил принцип комплекса изолированных домов с радиальными улицами и центральной площадью. Каждое здание должно было выражать определенную идею, воспитывать человека. В ансамбль входили Дом дружбы, Дом братства, Дом воспитания. Перед революцией Леду выстроил заставы Парижа, превратив их в своеобразные пропилеи на подступах к столице. Одна из самых монументальных — застава Ла Виллет.

Леду. Проект дома смотрителя в Мопертюи

Во время империи Наполеона, который видел назначение искусства в прославлении своей личности и своих воинских подвигов, искусство вновь, как при Людовике XIV, подвергается строгой регламентации и государственной опеке. Классицизм перерождается в тяжеловесный и торжественный стиль ампир (поздний классицизм), очень цельный во всех проявлениях. Художественные особенности стиля ампир в архитектуре проявляются в широком применении ордерной системы, в противопоставлении больших плоскостей стен концентрированным декоративным деталям, в преобладании прямолинейных очертаний, массивных геометрических объемов. Зданиям самого различного назначения стали придавать античные архитектурные формы. Так, Пьер Випьон (1762—1828) при постройке парижской церкви Мадлен, дополнившей ансамбль площади Согласия, обратился к величавой и компактной форме периптера. Становится излюбленным мотив триумфальной арки. Архитектор Франсуа Шальгрен (1739— 1811) возвел как памятник военной славы императора величественную триумфальную арку (1806—1836) на площади Звезды (Эту-аль, теперь пл. генерала Де Голля).

Шальгрен. Триумфальная арка на площади Звезды (Этуаль)

Поставленная на возвышении пологого холма, начинающегося у Елисейских полей, она завершает грандиозную панораму города. Арка, решенная в крупных формах с учетом рассмотрения ее на большом расстоянии, несет печать торжественности, парадности. Гладь стен подчеркнута усложненными тематическими скульптурными композициями.

Шарль Персъе (1764—1838) и Франсуа Фонген (1762—1853) в несколько уменьшенных пропорциях воспроизводит античную арку Септимия Севера в триумфальной арке, установленной перед комплексом Лувра (ранее — на площади Карусель, до наших дней не сохранившейся, 1806—1807) в Париже.
Персье и Фонтен перестраивали и отделывали интерьеры Лувра, Мальмезона, Фонтенбло и ряда других дворцов в соответствии с требованиями стиля ампир. Они украшали стены пилястрами и колоннами, потолки — кессонами, вводили много позолоты, предпочитая выделять золото на темно-синем или красном фонах, сочетать его с белым мрамором. Получают распространение орнаменты, составленные из военных доспехов, арабесок, пальметт, заимствованных из этрусского или египетского искусства, фантастические звериные мотивы.
Стиль ампир был строго выдержан и в прикладном искусстве, в тяжеловесной мебели с подчеркнуто геометрическими линиями и формами, в изделиях художественной промышленности, массивных, хорошо отделанных. Цельность и внушительная сила придавали своеобразное обаяние этому «большому стилю» 19 в. в Западной Европе, несмотря на то что военная диктатура Наполеона наложила на него отпечаток сухости и холодности.