Новое царство

(16—15 вв. до н. э.)


Наметившийся при фараонах 12 династии социальный кризис положил конец Среднему царству. Последовавший за ним период Нового царства не был однородным. Он слагался из нескольких этапов, характеризующих важные преобразования в культурной жизни Египта.
Около 1700 г. до н. э. Египет был завоеван гиксосами — пришельцами из Передней Азии. Однако в начале 16 столетия иноземные завоеватели были изгнаны, а Египет вновь объединен в мощное государство фиванскими фараонами, которые предприняли ряд грандиозных завоеваний, превративших Египет в наиболее могущественную державу сер. 2 тыс. до н.э. Египту была подвластна огромная территория, в том числе Передняя Азия и Нубия. Огромный приток богатств, связи с другими культурами характерны для периода Нового царства 16— 15 вв. до н. э. Столицей Египта вновь стали Фивы, где велось колоссальное строительство. Зодчеству этой поры свойственны пышность и декоративная изысканность. Жречество, получившее земли и богатства, было особенно могущественным. Государство, стремясь упрочить власть, установило единые государственные религиозные культы. Основное храмовое строительство посвящалось заупокойному культу и богу Амону, почитание которого объединяло в себе и поклонение древнеегипетскому солнечному божеству Pa.


Архитектура.
Утверждение культа верховного божества определило новый характер торжественных церемоний, процессий, связанных с ритуалом встречи на Ниле и перенесением в святилище священной ладьи. Это обусловило последовательность расположения храмов по продольной оси.

Наибольшее распространение в период Нового царства получил тип храма с четким прямоугольным планом, делением на три части: открытый двор, обнесенный колоннами, колонный зал и святилище. Ансамбль был рассчитан на постоянную смену впечатлений у многочисленных участников пышных религиозных процессий.
Фасад храма обращался к Нилу, от которого шла дорога, обрамленная по сторонам каменными сфинксами или священными овнами (баранами). Мерное повторение их фигур создавало спокойный ритм и настраивало молящихся, перед которыми во всем великолепии простирался залитый солнцем мир, слитый с этой своеобразной стеной каменных изваяний и в то же время отгороженный от нее. Аллея сфинксов приводила к входу — каменному Пилону — грандиозной, сужающейся кверху в форме трапеции стене, разделенной узким проходом посредине. Перед пилоном возвышались обелиски и колоссальные статуи фараонов, За пилоном открывался прямоугольный в плане, открытый двор, обнесенный колоннами. Каменная колоннада в цент двора (по главной оси) намечала прямую линию пути к колонным залам, молельням, кладовым и другим помещениям. Монументальны рельефы покрывали стены храмов. Мощные колоннады, многочисленные скульптуры дополняли их торжественный облик.

Сохранившиеся колоннады и храмы древней столицы донесли до наших дней величавый дух архитектуры этого периода. В Фивах были возведены колоссальные, посвященные богу Амон храмовые комплексы Карнака и Луксора, взаимосвязанные между собой.

Двор и гипостильный зал храма Амона в Луксоре.


Первым строителем Карнакского храма (16 в, до н, э.) был зодчий Инени, Луксорского (15 в. до н. э.) — Аменхотеп Младший, который впервые ввел в архитектуру колоннаду двора. Оба они способствовали сложению особенностей архитектуры Нового царства. В ней как бы обобщался весь предшествующий опыт храмового строительства, и в тоже время это была новая страница древпеегипетского зодчества, связанная с большой торжественностью и пышностью обрядов. Каждый последующий правитель пристраивал к имевшимся храмам новые, украшая их статуям, отчего на протяжении веков комплексы Карнака и Луксора превратились в своеобразные каменные города с аллеями и площадями, колоннадами и храмами.
Самым крупным среди залов Карнака был грандиозный (103X52 м) гипостильный колонный) зал, восходивший уже к 14—13 вв. н. э., сооруженный зодчими Иупа и Хатиаи. Он представлял собой целый лес мощных колонн (высота без абаки — завершающей плиты — в среднем нефе 19,25 м, в боковых 14,74 м), сгруппированных очень тесно и создающих острые и неожиданные пространственные эффекты. Центральный, более высокий ряд колонн пропускал солнечный свет, который постепенно поглощался сумраком боковых рядов. Человек то словно освобождался от давящей силы камня, то попадал в сложный лабиринт колоннад, за которыми следовали все более затененные помещения святилищ и молелен, составлявших сокровенную часть храма. Стены и стволы колонн были сплошь покрыты цветными рельефами.

Колонны Карнака и Луксора имели мощные капители и уподоблялись гигантским цветам и бутонам лотоса и папируса, как бы воспроизводя природу Египта в образе фантастического каменного леса, где человек чувствовал себя былинкой. И в то же время египетские храмы Нового царства благодаря своему теплому золотистому тону, нежным краскам росписей, красоте рельефов не производили впечатления гнетущей мощи камня.

Новый характер приобрели гробницы царей и величественные заупокойные храмы, в которых основное место принадлежало колоннадам. Гробницы фиванских царей располагались в тайниках скалистых ущелий, а храмы возводились у подножия гор.
Заупокойный храм царицы Хатшепсут (нач. 15 в. до н. э.), выстроенный близ Фив, в Дейр-эль-Бахари, в той же долине, что и храм Ментухотепа I, представлял собой грандиозный ансамбль, состоящий из трёх колоссальных террас, восходящих ступенями друг над другом и объединенных пологими пандусами. Постепенно поднимаясь, храм как бы врастает в толщу скал, к которым он примыкает. Мерный и строгий ритм колонн и столбов, окружающих каждую террасу, находит свой отзвук в изумительной красоте пустынной и дикой природы, будто естественно расширившей и дополнившей творение Сеймута — строителя этого ансамбля.

Храм царицы Хатшепсут. Луксор, Египет


Изобразительное искусство.
По-прежнему неотъемлемую часть гробниц и храмов составляли рельефы и росписи, многие из которых насыщены в этот период динамикой. Мчащиеся колесницы, тонконогие лани, в паническом бегство спасающиеся от разящих стрел охотников, стройные кони, скачущие галопом, сменили прежние торжественные спокойные шествия.
Связи с другими странами пробудили интерес к далеким краям, и этот интерес нашел воплощение в искусстве. Рельефы стен храма царицы Хатшепсут в Дейр-эль-Бахари повествуют о путешествиях, иноземных послах, о ладьях, пускающихся в плавание. Прежнее фризообразное построение в рельефе сохраняется, но сочетается с более сложными композиционными приемами, четкость силуэта уступает место мягким очертаниям, эластичным линиям контура. В живописи мастера Нового царства также вступали на путь поисков более смелого и сложного изображения окружающего мира. Быт знати, охота, пиры и выезды показаны чрезвычайно красочно. Усложнилась композиция, разнообразнее стали движения фигур, колорит обогатился сиреневыми, розовыми оттенками. Мастера отступали от канонов в раскраске фигур, вводя подчас золотисто-розовый цвет. Женщины с румянцем на щеках, в прозрачных одеждах, сквозь которые просвечивают их фигуры, представлены танцующими и музицирующими. В обрисовке тел появляется мягкость и округлость очертаний, большая пластическая свобода — роспись гробницы Нахта в Фивах (конец 15 в. до н. э.).

Музыкантши. Фрагмент росписи гробницы Нахта в Фивах.


Круглая скульптура не избежала тех изменений, которые определили характер искусства Нового царства. Женские статуи и портреты частных лиц становятся более пластичными, мягкими по проработанности объемов. Часто изображаются обнаженные фигуры девочек-подростков, полные юной грации. Чрезвычайно нарядны скульптурные портреты, создаваемые в мелкой пластике. Таковы статуэтки певицы Амона Раннаи и верховного жреца бога Амона Аменхотепа, выполненные из эбенового дерева с инкрустацией серебром и золотом (нач. 14 в. до н. э., Москва, ГМИИ). В строгом сочетании драгоценных материалов, в полировке черного дерева ощущается высочайший уровень декоративного искусства, достигнутый в Новом царстве, особое понимание красоты фактуры дерева.

С необычайной тонкостью исполнены многочисленные предметы туалета, употреблявшиеся в быту сосуды, шкатулки, туалетные ложечки («Плывущая девушка», нач. 14 в. до н. э., Москва, ГМИИ), выполненные в форме грациозных женских фигур, играющих а лютне, плывущих, держа в руках цветы, птиц.