Пропустить навигацию.

Период раннего феодализма

(7—12 вв.)

К 6 в. государство Гуптов пало под ударами кочевников, Индия вступила в период феодальных отношений. Юг и север страны были разобщены и раздроблены на ряд государств.

Архитектура и скульптура
В 7—8 вв. в расцветающих центрах Индии продолжали возводиться грандиозные пещерные храмы, крупнейшими из которых были поздние пещеры Аджанты (7 в.), храм Шивы на острове Элефанта (7 в.) и храм Кайласанатха в Элуре (8 в.). Эти огромные комплексы, связанные с новыми веяниями средневековья, уже не соответствовали своим буддийским прообразам, в основе которых лежала идея отшельничества и уединенной жизни Будды. Мощь и размах брахманских повествовательных сцен требовали больших просторов, чем пространства древних пещер. Поэтому планы чайтий и вихар расширялись, а скульптура приобретала ведущее положение.

Эти изменения особенно заметны в скальном храме Кайласанатха (храм владыки горы Кайласа в Элуре), высеченном из целого монолита и символизирующем вершину священной горы, на которой, по преданию, жил Шива.

Храм Кайласанатха. Эллор

Архитекторы и ваятели, союз которых был неразрывным, осуществили невероятный по грандиозности замысел, вырубив в скалах огромный храм (60 м в длину и 30 м в высоту), который по существу перестал быть пещерой. Отделившись от монолита скалы, он словно вышел из-под земли. Его сооружение началось с вершины. Постепенно очищаясь от камня, здание рождалось из скалы, подобно скульптуре под резцом мастера. Оно разделяется на три большие части и дополнительные помещения, возведенные на едином массивном девятиметровом цоколе. Фигуры богов и священных животных опоясывают его ряд за рядом, не оставляя пустых пространств. Фигуры показаны в таких смелых ракурсах и в таком высоком рельефе, что стена подчас перестает существовать, воспринимаясь как живая, дышащая масса тел. Внутри храма располагаются также грандиозные скульптуры, образы даны в драматических столкновениях. Одна из сцен, выполненная в очень высоком рельефе, изображает Шиву и его супругу Парвати, возлежащих на вершине горы Кайласы, которую пытается сокрушить многорукий и страшный демон Равана — живое воплощение сверхчеловеческой мощи.
Столь же гигантским и сверхчеловеческим выглядит и мощный бюст Шивы Махешвара из пещерного храма на острове Элефанта. У него три лика, которые выражают дремлющие в нем космические силы разрушения, созидания и покоя, тяжелые и мрачные, с чувственными губами и сдвинутыми бровями. Огромные размеры и выражение внутренней титанической силы отличают его от полных гуманизма образов древних богов, соразмерных людям своими масштабами.

Ранние надземные каменные храмы еще близки пещерам, и некоторые из них похожи на Кайласанатху. Таковы семь храмов, выстроенных в 7 в. на юге Индии, в Махабалипураме (близ Мадраса), посвященные героям «Махабхараты». Те из них, которые представляют собой ступенчатые пирамиды, увенчанные по углам небольшими шлемовидными шатрами, имитируют колесницу — ратха; другие воспроизводят форму хижины с двускатной крышей.

Весь комплекс интересен тем, что в нем повторяются одинаковые формы в разных масштабах, объединенные единым ритмом. Грандиозный наскальный рельеф, дополняющий под открытым небом архитектуру храмов, повествует о нисхождении благостных для народа вод реки Ганга на землю. Люди и звери пришли к потоку, чтобы встретить реку. Естественная трещина в скале символизирует поток, в этой трещине изображены богини-змеи, извивающиеся хвосты которых усиливают ощущение стремительности падающей воды. Собрание легенд на поверхности одного массива, объединение фигур в безудержном движении позволяют говорить об этом памятнике как об уникальном, подобных которому не знала предшествующая история индийского искусства.

В 8 в. окончательно завершился переход от образов и форм древнего искусства к средневековым. В это же время в архитектуре Индии складывались два основных типа храмов — северный, с высокими, мягко изогнутыми башнями, и южный, продолжавший в башнях развивать тип ступенчатой пирамиды. Наиболее значительны храмы северного типа, и среди них — выстроенные в начале 11 в. на территории Ориссы храм Лингараджа в Бхубанесваре и храм Кандарья Махадева в Кхаджурахо (950—1050).

Храм Лингараджа. Бхубанесвар

В мягкой криволинейности главной башни-шикхара храма Бхубанесвары, доминирующей над всем ансамблем, ощущается органическая связь архитектуры с природой, с ее растительными формами. Сама башня, покрытая скульптурой и разделенная вертикальными членениями, напоминает не столько продуманное в своей конструктивной логике здание, сколько грандиозное растение, плод лотоса. Остальные части ансамбля, воспроизводящие в миниатюре форму главной шикхары, составляют вместе с ней живописный асимметричный ансамбль, построенный на принципе повторяемости, подчиненный логике нарастающего ритма. Скульптурное убранство храмов представлялось более важным, чем архитектурные формы. Внутреннее пространство разработано слабо. Храм Кандарья Махадева, все части которого в отличие от храма Лингараджа объединены цоколем, также построен на волнообразном ритме восходящих кверху объемов, но в нем еще более утверждено господство вертикали. Это ощущение восхождения связано и с обилием скульптуры, с повторением сходных архитектурных и пластических деталей, которые взгляд постигает этап за этапом, фриз за фризом. Воспринимается храм как единая живая и дышащая масса, из которой рождаются бесчисленные детали, образы, формы. Отдельные Скульптуры поражают своей пластической красотой и совершенством форм, однако они почти неразделимы, сливаясь в общий динамичный клубок тел.