Пропустить навигацию.

Средний Восток

В эпоху феодализма, переход к которому начался в 5—6 вв. н. э., народы Среднего Востока опирались в своем развитии на самобытные традиции иранской, закавказской и среднеазиатской античности. Вторжение других народов: арабов в 7—8 вв., тюрков-сельджуков в 11 в. и самое разрушительное — монголов в 13 в., ненадолго задержало поступательный ход развития искусства. Одним из последствий арабского завоевания было повсеместное распространение ислама. В Иране, культура которого восходила к глубокой древности, исключительно сильными оказались местные художественные традиции.
Искусство сохранило многочисленные изобразительные мотивы и образы живых существ. Однако с утверждением ислама возникло новое мировоззрение и новый характер искусства.

Архитектура
Первоначально на Среднем Востоке культовые здания строились в форме арабской колонной мечети. Но быстро появились иные, различные в разных странах и областях типы архитектурных сооружений. Одной из наиболее распространенных стала четырехаиванная постройка, развивавшаяся как в культовом (мечеть, медресе), так и гражданском зодчестве (дворец, караван-сарай). Это обычно большое сооружение с прямоугольным внутренним двором, с каждой стороны которого возвышается, высокий стрельчатый айван — сводчатый зал, открытый с одной стороны во двор. Мощные пилоны айванов, поддерживающих арки, образуют величественные прямоугольные порталы. Самый крупный по размерам портал, украшенный по бокам стройными минаретами, возведен на главном фасаде здания.

Наряду с четырехайванной композицией распространение получили и простые портально-купольные постройки, сочетающие портал и замкнутый куб здания, увенчанный куполом. Воздвигались также стройные круглые минареты, мавзолеи с шатровым покрытием.
Огромная роль принадлежала орнаменту, покрывавшему большие архитектурные плоскости.

Первоначально орнамент, исполненный из кирпича и резных терракотовых плиток, был монохромным. Но с 12 в. стали применять облицовку из красочной керамической мозаики и ярко расписанных глазурью плиток. Архитектурный декор отличался обилием мотивов и форм растительного и геометрического узора, богатством ритма, звучностью цвета, где преобладали своеобразно претворенные в искусстве тона сине-голубого неба и золотисто-охряной земли.

Особенности средневекового культового зодчества Ирана нашли выразительное воплощение в архитектуре прославленной соборной мечети в Исфагане. Ее сооружение восходит к 9 в., но основная часть датируется 11—12 вв. (отдельные пристройки относятся к позднему времени). В центре мечети — огромный открытый двор, окруженный двухъярусными галереями. По осям высятся четыре портала с погруженными в тень айванами. Грандиозность комплекса мечети, разнообразие купольных покрытий и смелость в их решении, изысканная строгость убранства (фигурная кирпичная кладка, терракота, резной стук, позже — полихромные изразцы) — все это рождает образ, исполненный силы и свежести.

В конце 14 в. Иран вошел в состав державы Тимура. В истории искусства всего мусульманского мира одну из ярчайших страниц вписало искусство Средней Азии. Став с 1370-х гг. центром огромной империи Тимура, Средняя Азия пережила в 14—15 вв. расцвет архитектуры и искусства. Жестокий и грозный завоеватель хотел, чтобы его столица Самарканд превосходила красотой и грандиозностью другие города мира. Здесь наряду с местными мастерами работали художники и строители, привезенные Тимуром из покоренных им стран — Ирана, Азербайджана, Афганистана, Ирака, Сирии, Индии.

Дошедшие до нашего времени монументальные здания Самарканда, воздвигнутые при Тимуре и его преемниках, принадлежат к замечательным памятникам мировой архитектуры эпохи средневековья. Среди них комплекс усыпальниц (мавзолеев) духовенства и знати Шах-и-Зинда (14 — первая половина 15 в.).

Мавзолей Шах-и-Зинда. Самарканд

Расположенные по крутому спуску холма, мавзолеи представляют собой небольшие портально-купольные сооружения, близкие по характеру, но не повторяющие целиком один другого. Ансамбль создает возвышенный поэтический образ. Архитектурный декор здесь доведен до совершенства. Бесчисленными переливами сверкают поливные изразцы голубых куполов и порталов, покрытых тончайшим и разнообразным узором. Сочетание простых архитектурных форм с изощренной декоративной фантазией придает ансамблю Шах-и-Зинда неповторимое очарование.

Гордостью Самарканда была соборная мечеть, предназначенная для тысячи молящихся и получившая в народе название Биби-Ханым.

Мечеть Биби-Ханым. Самарканд

Ее строительство было закончено в 1404 г. Тимур требовал, чтобы самаркандская мечеть превзошла величественностью все здания мира. В своем первоначальном облике она представляла сложный архитектурный ансамбль, включавший стройные минареты, портально-купольные здания, грандиозные входные порталы. Время не пощадило этот замечательный памятник зодчества. Но даже в руинах он оставляет неизгладимое впечатление. Главным зданием ансамбля, противостоящим входу, была мечеть с огромной аркой, поддерживаемой восьмигранными минаретами и увенчанная бирюзовым, как бы сливающимся с небом куполом. Особой величественностью, гармоническим чувством пропорций отличался интерьер. Мечеть Биби-Ханым свидетельствует о смелости замысла и вдохновенном мастерство создавших ее зодчих.
Торжественно монументальна усыпальница Тимуридов — Гур-Эмир в Самарканде (нач. 15 в.).

Усыпальница Тимуридов — Гур-Эмир. Самарканд

В этом здании господствуют простые архитектурные объемы: восьмигранное основание, цилиндрический барабан и огромный ребристый сине-голубой купол. Внутреннее убранство мавзолея чрезвычайно богато: стены облицованы мрамором, резным стуком, покрыты орнаментальными росписями, вокруг надгробий расположена ажурная мраморная ограда, резные деревянные двери отличаются тончайшей ювелирной работой. Строгой красотой выделяется надгробие Тимура, выполненное из темно-зеленого нефрита.

Зодчество Средней Азии конца 14 — начала 15 в. находилось в тесном взаимодействии с архитектурой соседних стран и оказало на нее большое влияние. В 15 в., несмотря на то что империя Тимура распалась на ряд феодальных самостоятельных государств, культурно-художественные связи между народами Среднего Востока продолжали укрепляться. В первой половине 15 в. застройка Самарканда, Бухары и других городов Средней Азии была продолжена внуком Тимура Улугбеком, который был выдающимся ученым-астрономом своего времени.
На площади Регистан в Самарканде было воздвигнуто медресе Улугбека (1417—1420). Планировка медресе в значительной мере объяснялась замкнутым характером высшего мусульманского учебного заведения, в котором студенты не только учились, но и жили. Открытый прямоугольный двор окружен двухэтажными зданиями, где расположены кельи для учащихся. Они выходят во двор открытыми лоджиями. В середине каждой стены высятся четыре айвана, служившие местом для занятий. Медресе Улугбека отличается стройностью пропорций, единством архитектурных форм и изысканной красотой мозаик, сохранивших более чем за пять веков своего существования всю прелесть и свежесть чистых красок.
Строительство продолжалось в Средней Азии и в последующие столетия. Значительные сооружения воздвигались в Бухаре в 16 в. В Самарканде в 17 в. был создан знаменитый ансамбль площади Регистан.

Ансамбль площади Регистан. Самарканд

Величественный ансамбль господствует над низкой жилой застройкой окружающих улиц. Ансамбль состоит из трех медресе, расположенных симметрично на трех сторонах почти квадратной площади: с западной стороны находится уже упомянутое медресе Улугбека, с востока и юга — медресе Шир-дор и Тилля-кари, сооруженные двумя столетиями позже.
Фасады медресе расположены так, что объединяющая их площадь воспринимается как открытый с одной стороны грандиозный двор с тремя громадными порталами. Геометрически четкие объемы сопоставлены в ясном ритме. Массивность зданий уравновешивается свободным взлетом стрельчатых арок порталов, мощными вертикалями минаретов. В спокойном величии застыли архитектурные колоссы, стены которых, купола, пилоны и минареты сверкают под южным солнцем яркими красками изразцовых узоров и надписей.

Прикладное искусство
Прикладное искусство стран Среднего Востока прошло большой и многообразный путь развития. 12—14 вв.— пора расцвета керамического искусства в Иране. Ведущее значение приобрели изделия с люстровой росписью. Золотисто-желтые и коричневые тона люстры полны легкой радужности, как бы светятся из-под глазури цветом слоновой кости. Поверхность сосудов покрыта росписями, изображающими сцепы придворной жизни, охоты, эпизоды из эпоса «Шах-намэ», всадников, музыкантов, реальных и фантастических животных. Изобразительность иранской керамики нашла яркое воплощение и в другом виде росписи 12—14 вв. легкоплавкими эмалевыми красками — в полихромной посуде «минаи». Иранские мастера, не знавшие секрета производства фарфора, сумели создать из глины изделия удивительной тонкости и изящества.
Иран издревле славился художественными тканями и коврами. В 16—17 вв. их производство переживало новый подъем. Иранские ткани и ковры пользовались мировой известностью. Образ персидского ковра стал выражением самой декоративной специфики средневекового искусства Ирана. Ковры отличались редкой красотой цвета, их орнамент сложен, полон гибких, легко переплетающихся форм, включает в себя изображения человеческих фигур и животных. Обычно выделяют садовые, охотничьи, звериные и вазовые ковры. Эти названия свидетельствуют, что главные мотивы были почерпнуты из мира окружающей природы, олицетворяли образ прекрасного сада.
Средняя Азия также славилась своими тканями и коврами. Особой известностью пользуются великолепные туркменские ковры. Еще в 13 в. Марко Поло оценил их «как самые тонкие и красивые в мире». Для туркменских ковров типичны четкий и строгий узор в форме розеток и благородный густо-красный тон, который варьируется от тепло-карминного до темно-вишневых, почти черно-красных оттенков. Высоким совершенством отличались изделия из керамики, резьба по дереву и чеканка по металлу.

Миниатюра
Исключительной высоты в странах Среднего Востока достигло искусство оформления книги. Все поражает здесь: и виртуозное мастерство каллиграфа-переписчика и тончайшая орнаментальность заставок и титульных листов и великолепные миниатюры. Искусство миниатюры отличается прежде всего изощренным чувством цвета. На плоскости листа фигуры и предметы расположены подобно красочному узору, образ строится на основе тончайшего линейного рисунка и сочетания звучных и чистых цветовых пятен. Искусство миниатюры как книжной иллюстрации было глубоко созвучно возвышенной и цветистой поэзии средневекового Востока. Художники запечатлевали подвиги легендарных героев, битвы, торжественные пиры, лирические сцены, воспевающие высокие чувства любви и верности.
В своем развитии миниатюра Среднего Востока проходила ряд этапов, в ее историю значи¬тельный вклад вносили живописные школы Ирана, Средней Азии, Азербайджана, Афганистана. Крупнейшим мастером миниатюры конца 15 — начала 16 в. был Камаладдин Бехзад, работавший в Герате и Тебризе.

Камаладдин Бехзад. Портрет султана Хусейна

Творчество Бехзада стало наследием ряда народов Среднего Востока, между художественными культурами которых существовала тесная взаимосвязь. Сохраняя условный язык, присущий искусству миниатюры, Бехзад вносил в свои произведения непосредственность живых наблюдений. Многообразие окружающей жизни он воплощал в своих работах с такой убедительностью, какой до него не удавалось достичь никому из восточных миниатюристов. Достоверных работ Бехзада в настоящее время насчитывается около двадцати. Одно из его наиболее известных произведений — поэтичные и отличающиеся тонкой наблюдательностью иллюстрации к поэме Саади «Бустан» (1488, Каир, Египетская национальная библиотека). Очень интересны иллюстрации к «Зафарнаме» («Книге побед Тимура»), повествующей о событиях реальной истории. Миниатюры изображают походы Тимура, торжественные приемы и строительство мечети.
То, что было завоевано искусством Бехзада — интерес к жизни и бытовым подробностям, широкий показ пейзажа и архитектурного интерьера, мастерство в передаче разнообразных движений, поз и жестов персонажей, оказало влияние на развитие тебризской школы миниатюры 16 в. в Азербайджане. Но в этой школе преобладали условно-декоративные черты, присущие миниатюре как жанру живописи. Тебризские мастера словно вобрали в себя всю неиссякаемую щедрость красок. Их произведения необычайно эффектны по колориту, сложны по композиции.
Самым крупным представителем тебризской школы был Султан Мухаммед, автор нескольких иллюстраций к рукописи «Хамсе» Низами (1539—1543, Лондон, Британский музей), ярко эмоциональных, проникнутых чувством красоты, упоения жизнью. В его творчестве реально увиденное претворялось в глубокопоэтический, преображенный фантазией художника образ.
Значение средневековой восточной миниатюры не исчерпывается ее высокими декоративными качествами. Весь ее художественный строй рождает чувственное, радостное ощущение земного бытия. Догмы ислама лишь косвенно воздействовали на миниатюру, которая по существу своему оставалась чисто светским искусством.