Пропустить навигацию.

Вторая половина Нового царства

(14—11 вв. до н. э.)


После смерти Эхнатона наступила реакция, были восстановлены прежние верования и ритуалы. Само имя царя-отступника стало запретным, а столица его была опустошена и заброшена. Преемник Эхнатона Тутанхамон, муж его дочери, под влиянием жречества вернулся в Фивы. Роскошь его погребения, изобилие всех видов декоративного искусства, связанных с заупокойным культом, были вызваны стремлением показать истинность старых религиозных устоев. Однако замечательные произведения мастеров Ахетатона не утратили силы воздействия и на искусство последующих столетий.


Инкрустированный саркофаг Тутанхамона из литого золота с перегородчатой эмалью, воспроизводящий прекрасный лик юного царя, поражает не только тонкостью, мастерством обработки материала, совершенством пластики, но и близостью художественным традициям амарнского искусства. Благородны сочетания черного дерева с золотом в статуэтке, изображающей Тутанхамона на леопарде.
Во второй половине 14—11 вв. до н. э. дальнейшие завоевательные войны и захват нубийских территорий способствовали новому притоку богатства в Египет. Вторая половина Нового царства ознаменовалась широким строительством, которое велось не только в Египте, но и в покоренной Нубии. Помимо гипостильного зала в Карнаке, самого большого зала древнего мира со 134 колоннами в виде связок стеблей папируса, украшенными сплошными рельефными изображениями, был создан целый ряд заупокойных храмов, в том числе и небывалые по размерам, вырубленные в скалах храмы. Таков Большой храм Рамсеса II в Абу-Симбеле (первая половина 13 в. до н. э., Нубия), целиком вырубленный в скалах и составляющий единый ансамбль вместе с Малым храмом.

Храм Рамсеса II в Абу-Симбеле первая половина 13 в. до н. э. Нубия


Фасад его представлял собой гигантский пилон, перед которым возвышались четыре двадцатиметровые статуи сидящих фараонов, наделенные портретными чертами Рамсеса II, также высеченные из каменного массива и видные с далекого расстояния. Они утверждали не только власть фараона, но и величие открывающихся взору огромных просторов египетской природы. Стены храмов и царских погребений по-прежнему покрывались рельефами и росписями, изображающими победоносные походы, охоту и пейзажи. Эти рельефы, росписи (Битва при Кадете. Рельеф из Большого храма Рамсеса II в Абу-Симбеле. Первая половина 13 в.) полны бытовых эпизодов, наблюдений над природой, а подчас повышенной экспрессии, динамики. Рельеф из Мемфиса «Плакальщики» (14 в. до н. э., Москва, ГМИИ) пронизан беспокойным ритмом, выраженным в гибких движениях рук, то простертых вперед, то вскинутых кверху.

Рельеф из Мемфиса «Плакальщики» (14 в. до н. э., Москва, ГМИИ)