Пропустить навигацию.

Архитектура

С угасанием «великого века» монументальный архитектурный стиль второй половины 17 в. сменился новым художественным направлением — красочно-нарядным, изысканным рококо. Сложившись в 20-е гг. 18 в., рококо достигло расцвета в 30—40-е гг. В это время строительство из Версаля было окончательно перенесено в Париж, который сохранил славу самого богатого и красивого города Европы.
Архитектура утрачивала тенденцию к грандиозным ансамблям, подражавшим Версалю, но беспредельная тяга к роскоши принимала лишь новую форму. На смену усадебному замку 17 в. пришел городской дом, отель — утопавший в зелени садов небольшой особняк французской аристократии, верхушки буржуазии, разбогатевших ростовщиков. Залитые светом, изысканные салоны и будуары отелей становились феерическим фоном для частной жизни и быта аристократической верхушки, вырвавшейся после смерти Людовика XIV из-под деспотической опеки королевского двора. В особняках рококо уже не было характерного для классицизма единства решения наружного объема и внутреннего пространства, архитекторы часто отступали от логической ясности и рационального подчинения частей целому. Если в фасаде отеля и сохранились представительность и строгость дворца 17 в., то пропорции становились легкими, а внутренняя планировка изменялась.
Принцип парадной анфиладности не выдерживался, проявлялась тяга к разнообразию в расположении комнат, к композициям асимметричным, разорванным, лишенным объединяющей оси. Внутреннее пространство получило свободное и рациональное расположение в соответствии с требованиями комфорта. Небольшие по размерам уютные комнаты, предназначенные для повседневного обихода, и залы обособлялись, их делали различными по форме в зависимости от назначения. Жилые комнаты обычно располагались вдоль второго фасада, обращенного в сад. Уделялось внимание и удобствам.
Интерьеры отелей рококо поражают безудержной роскошью, ювелирной тонкостью отделки. Излюбленная овальная форма залов своими криволинейными очертаниями уничтожает конкретную определенность стены, а система декораций лишает их материальности. Все переходы и грани закругляются. Светлый камень, приглушенных тонов, нежно-розовые, голубые и белые шпалеры, изящные резные панели усиливают впечатление легкости и жизнерадостности. Невысокий рельеф растительного лепного орнамента то выступает из стен, то как бы растекается по их поверхности. Асимметричные завитки разветвляются, то расширяясь, то втягиваясь в узкие полосы. Мотивы цветов, масок, обломков скал, раковин животных вкрапливаются в узоры и образуют «чарующий стенной убор».

Типичный образец рококо — интерьер отеля Субиз, созданный архитектором Жерменом Боффраном (1667—1754). Его овальный зал (1730-е гг.) отмечен грацией форм, непринужденным изяществом. В создании целостного пространства большую роль играет овальная форма плана. Его плавная динамика находит развитие в мягком закругленном переходе от стены к плафону, аркам окон, в формах зеркал, дверей, декоративных рам, волнообразных контурах живописных панно, в изысканной игре линий асимметричного орнамента, образующего тонкое кружево декора плафона и стен.

Боффран. Интерьер отеля Субиз. Овальный зал

Стены, обшитые легкими панелями, членятся нишами на три части; нижние прямоугольной формы панели образуют устойчивое основание, на них покоятся полуциркульные арки, они завершаются живописными панно («Амур и Психея» и др.). На границах между стенами, плавно переходящими в пологий купол, расположены панно с причудливым плетением растительного орнамента, его радиальные полосы тянутся к центру плафона. Хрупкие, изящные лепные рокайли (формы плоских раковин) сплетаются с лепными цветочными гирляндами и стеблями, с лентообразными обрамлениями. Композиция декора пронизана легким, капризным ритмом. Заключенные в причудливые рамы зеркала и картины включаются в архитектурное убранство, разнообразя поверхность стен. Расположенные одно против другого, зеркала дают множество отражений, обманчиво расширяющих пространство интимного салона — архитектурный образ словно переносит человека в мир мечты и иллюзий. Живопись с воздушным пейзажным фоном, сохраняя плоскость степы и ритмом объединяясь с декором, подчеркивает связь интерьера с уютными уголками парка реальной природы.
Неотъемлемая часть интерьера — мебель: резные нарядные столики-консоли на двух ножках, инкрустированные комодики и секретеры, удобные мягкие кресла и диваны с узорной обивкой, с гибкими причудливыми очертаниями спинок и ножек. С модными китайскими ширмами сочетались восточные безделушки и хрустальные сверкающие и переливающиеся оттопками люстры, бра в виде вьющихся веток, настольные жирандоли с трепещущими хрустальными навесками, хрупкие фарфоровые статуэтки, гобелены, изящные мелочи — драгоценные игрушки из серебра, черепахи, перламутра, эмали, янтаря и т. д. Заплетающий их формы, струящийся орнамент с его сложным ритмом связывает все эти предметы в единый ансамбль с интерьером. Потребность в роскоши породила во Франции в 18 в. множество мастеров, наделенных воображением, тонким вкусом и остроумием: столяров, резчиков, Литейщиков, ювелиров, ткачей и т. д., которые передавали секреты своего мастерства из поколения в поколение. Оформлением архитектуры интерьера и прикладным искусством много занимались Ж. О. Мейссонье (1693—1750) и Ж. М. Оппенор (1672-1742).

В середине 1750-х гг. стиль рококо подвергался критике за манерность, чувственность и усложненность композиции живописных и декоративных элементов. Воздействие рационалистических просветительских идей раньше всего сказалось в архитектуре. Внимание архитекторов привлекали строгость и спокойствие античной, главным образом ордерной греческой архитектуры: простота общего решения масс, ясность основных объемов и планов, конструктивность и благородство пропорций, обилие вертикальных и горизонтальных членений. Возрастающему интересу к древности способствовали открытие в 1755 г. Помпеи с богатейшими художественными памятниками, раскопки в Геркулануме, изучение античной архитектуры на юге Италии, на основе которых формировались новые взгляды на греческую архитектуру.
Первые шаги архитектуры в новом направлении были еще неуверенны. Академия пыталась возглавить зарождавшееся движение. Классицизм становился модным при дворе.

Габриэль. К переходной поре в развитии классицизма относится творчество Жака-Анжа Габриэля (1699—1782) — выразителя просветительских идеалов. Переосмысливая традиции архитектуры 17 в. в соответствии с завоеваниями 18 в., Габриэль стремился приблизить ее к человеку, сделать более интимной; он уделял внимание деликатно-прорисованным тонким декоративным деталям, используя античный ордер и орнаментику. В то же время деятельность Габриэля была тесно связана с расширяющимся градостроительством, с разрешением новых задач ансамбля.
Развитие капиталистических отношений ставило задачи перестройки стихийно возникших, хаотических средневековых городов, устройства новых кварталов и площадей, рынков, торговых и общественных зданий. Преддверие резиденции короля — замкнутая площадь превращалась теперь в средоточие городской жизни, в узел основных магистралей района.

Габриэль. Застройка северной стороны площади Согласия

В середине 18 в. Габриэль проектировал в Париже площадь Людовика XVI (теперь — площадь Согласия); ее создание положило начало формированию центрального ансамбля. Это первый пример открытой площади с обширным свободным пространством, которая стала характерной для городов нового времени. Габриэль воздействует пафосом организованного пространства городского пейзажа с динамичными перспективами уличных магистралей. Прямоугольная площадь Согласия разбита на пустыре па берегу Сены между массивом зеленых садов Тюильри и Елисейскими полями. К площади ведут три луча аллей, связывающих ее с городом. С двух сторон она переходит в массивы зелени, с третьей — в гладь реки и только с одной стороны застроена двумя административными зданиями Военного и Военно-Морского министерств. Их архитектура находится в соответствии с общим ансамблем: развернутые по горизонтали фасады решены в виде двух ординарных колоннад коринфского стиля, опирающихся на аркаду с тонкими рустованными пилонами. Оба здания превращены в крылья проходящей между ними и доминирующей над ними Королевской улицы, образующей ось площади и впоследствии замкнутой компактным портиком церкви Мадлен. Разработанный Габриэлем принцип объемно-пространственного построения площади получил дальнейшее развитие в архитектуре зрелого классицизма, наметил путь развития французского градостроительства. По сравнению с архитектурой классицизма 17 в. (К. Перро) здания Габриэля отличаются большим изяществом и утонченностью.

Габриэль. Малый Трианон в Версальском парке

По-новому решил Габриэль тему загородного дворца. Его Малый Трианон (1762—1768) в Версальском парке — одна из первых построек в стиле классицизма второй половины 18 в. Это не дворец, а скорее загородный особняк с классическим портиком, объединяющим два этажа. Строгий по геометрически члененным архитектурным формам, гармоничный в пропорциях и ясном замедленном ритме прямых линий, Малый Трианон одновременно прост, интимен и параден. Изысканный в деталях, свободно стоящий и органично связанный с пространственной пейзажной средой окружающего парка, он словно ориентируется на «естественного человека». Пространственная композиция Трианона подчеркнута самостоятельным значением каждой стороны фасада, низкими парапетами, образующими крылья здания, и четырьмя лестницами, сгруппированными попарно. Все это придает черты монументальности зданию небольшого размера, одному из совершеннейших сооружений французской архитектуры 18 в.

Архитектура 1760—1770-х гг. не изобиловала декоративными элементами. Колоннам, антаблементам, фронтонам возвращалось их конструктивное значение. На смену регулярному искусственному пришел парк, свободно разбитый по естественной пейзажной системе, с укромными уголками, рощами и прудами, с небольшими беседками, называемыми «храмами дружбы».

Суфло. В зодчестве предреволюционных десятилетий преобладали общественные сооружения. В Париже, Бордо, Безансоне строились театры, рассчитанные на широкий круг зрителей, появлялись деловые торговые здания, биржи и др. Крупнейшая постройка этого времени — Пантеон в Париже, выстроенный Жаком-Жерменом Суфло (1713—1780). Задуманный как церковь св. Женевьевы, считавшейся покровительницей Парижа, он представляет сооружение большого общественного звучания и в 1791 г. превращен в Пантеон — некрополь великим людям Франции. Крестообразное в плане здание увенчано грандиозным куполом с фонарем на барабане, окруженном колоннами.

Суфло.Пантеон в Париже

Главный фасад подчеркнут шестиколонным коринфским портиком с фронтоном. Его композиция построена на четком разграничении частей, на постепенном облегчении масс от тяжелого портика к легкому, яйцевидному куполу, что порождает впечатление спокойного величия. Суфло ввел в интерьер с четкими горизонтальными и вертикальными линиями и правильными объемами коринфские колонны, поддерживающие систему арок и сводов, на которые опираются и купола. Эти колонны вместе с тем создают эффектную перспективу интерьера, парадно и утонченно декорированного классической орнаментикой и рельефом. Пантеон воспринимается как памятник просвещению, светлому разуму, гражданственности.